Вас вітає Ірпінська Біблійна Церква | ІБЦ

На жаль, церква майже не вчить про те, на що люди витрачають більшу частину свого життя. Це робота, праця, труд. Більшістю людей це сприймається як прокляття, муки, рабська повинність. Дивно, але факт: християни схильні з цим погодитися...
Duration:40 mins
Христианство – нечто отличное. От всего, что мы знаем, к чему привыкли, что как у всех, везде, всегда. И это отличное христианство производит отличия во всех сферах жизни. Не только в том, как и чему мы верим, но и в том, как и чем мы живем, как и зачем работаем.
Беда нашего времени в том, что отличия стираются и возникает спрос не на отличное, а на удобное христианство, которое вполне уживается с порядком этого мира. Такое христианство очень даже духовное в пределах церкви, но за церковным порогом живет по общим правилам и не производит никаких отличий. Более того, о том, как христианство выглядит в обычной жизни предпочитают не говорить.
Странно, но факт: в то время как большую часть своей жизни люди проводят на работе, эта большая часть почти не обсуждается в проповедях и учении Церкви. Выходит так, что большую часть своей жизни мы проживаем в недуховной и обезбоженной сфере. Или что-то не так с этой сферой, или что-то не так с нами.
Большинством людей труд воспринимается как проклятие, мучение, рабская повинность. Странно, но факт: христиане склонны с этим согласиться.
В то же время Библия вполне может быть прочитана как книга о людях разного труда - о хлебопашцах и скотоводах, ремесленниках и книжниках, воинах и священниках, - которые относились к труду совершенно иначе.
Адам возделывал сад. Иисус был сыном плотника и, скорее всего, до тридцати лет помогал отцу в этом ремесле. Апостол Павел занимался богословием, но не чуждался и шитья палаток. Героями этой книги стали виноградари, кожевники, налоговики, казнохранители, швеи, чиновники, управители, купцы, философы, поэты, судьи, моряки.
До конца жизни на земле цикл труда будет продолжаться, потому что именно труд поддерживает жизнь, обновляет ее. «Не прекратятся, доколе стоит земля: сев и жатва» (Быт. 8:22).
И внутри этого бесконечного цикла Бог производит отличия, открывает Себя людям, преобразовывает их, показывает новые смыслы, захватывающую перспективу. Он ищет отличных людей, чтобы через них показать возможность иной жизни, жизни с избытком смысла, творчества, радости. Он хочет показать нам Свой замысел о труде и о нас самих.
Люди отличные
Был у меня дядя по имени Фарес. Интересное имя, не правда ли? Имя экзотическое, библейское. Вообще-то среди моих родственников библейские имена были популярны: Авигея, Елисей, Лев, Лия, Марк, Феофил. Но Фарес был особым – человек гигантского роста и силы, добрейшей души и широкой улыбки. Был трудолюбив и никогда не унывал.
Я читал о Фаресе в Библии странные истории – он шел напролом («парац») при рождении и опередил своего брата-близнеца (Быт. 38), считался символом успеха и был предком царя Давида (Руфь 4). Но есть еще один текст о потомках Фареса:
«И благословил народ всех, которые добровольно согласились жить в Иерусалиме… Всех сыновей Фареса, живших в Иерусалиме, четыреста шестьдесят восемь, люди отличные» (Неем. 11:2,6). В других переводах - «люди уважаемые» (перевод «Радостная весть»), «valiant” (English Standart Version), “able” (New American Standard Bible). В детстве я читал проповедь об этих “отличных людях”, и с тех пор не перестаю о них думать.
Люди известные своими добрыми качествами, отличные старанием, доблестью, посвящением – всегда на особом счету, это товар поштучный, их считают отдельно и внимательно.
Такие люди выделяются, привлекают внимание. К ним начинают присматриваться – кто они, что с ними не так, чем именно они отличаются. О самых важных отличиях - добрых и верных от лукавых и ленивых - сказал в своей притче Христос.
«Добрый и верный» или «лукавый и ленивый»
«Итак, бодрствуйте, потому что не знаете ни дня, ни часа, в который приидет Сын Человеческий. Ибо Он поступит, как человек, который, отправляясь в чужую страну, призвал рабов своих и поручил им имение свое: и одному дал он пять талантов, другому два, иному один, каждому по его силе; и тотчас отправился. Получивший пять талантов пошел, употребил их в дело и приобрел другие пять талантов; точно так же и получивший два таланта приобрел другие два; получивший же один талант пошел и закопал его в землю и скрыл серебро господина своего. По долгом времени, приходит господин рабов тех и требует у них отчета. И, подойдя, получивший пять талантов принес другие пять талантов и говорит: господин! пять талантов ты дал мне; вот, другие пять талантов я приобрел на них. Господин его сказал ему: хорошо, добрый и верный раб! в малом ты был верен, над многим тебя поставлю; войди в радость господина твоего. Подошел также и получивший два таланта и сказал: господин! два таланта ты дал мне; вот, другие два таланта я приобрел на них. Господин его сказал ему: хорошо, добрый и верный раб! в малом ты был верен, над многим тебя поставлю; войди в радость господина твоего. Подошел и получивший один талант и сказал: господин! я знал тебя, что ты человек жестокий, жнешь, где не сеял, и собираешь, где не рассыпал, и, убоявшись, пошел и скрыл талант твой в земле; вот тебе твое. Господин же его сказал ему в ответ: лукавый раб и ленивый! ты знал, что я жну, где не сеял, и собираю, где не рассыпал; посему надлежало тебе отдать серебро мое торгующим, и я, придя, получил бы мое с прибылью; итак, возьмите у него талант и дайте имеющему десять талантов, ибо всякому имеющему дастся и приумножится, а у неимеющего отнимется и то, что имеет; а негодного раба выбросьте во тьму внешнюю: там будет плач и скрежет зубов. Сказав сие, возгласил: кто имеет уши слышать, да слышит!» (Матф. 2513-30).
Притча Иисуса о талантах – самый популярный библейский текст для сторонников так называемой рыночной экономики, т.е. такой организации общества, когда имеют место неравенство и состязательность ленивых и трудолюбивых, ответственных и безразличных, старательных и не очень.
Притча поощряет предприимчивость, инициативу, конкуренцию. Я хорошо знал эту историю с детства, но не понимал, что в ней не так. Теперь понял: если раньше нормой для людей было работать усердно, а нерадивость была редкостью, то сейчас все наоборот. Слушатели Христа удивлялись тому, как человек закопал талант. Сегодня мы удивляемся другому – как можно его не закопать.
Я не уверен, что в нашем обществе нашлись бы люди, которые не закопали бы хоть часть своих талантов. Получивший пять талантов закопал бы четыре и рискнул бы лишь одним. Мы поражены завистью, недоверием, ленью.
Осмелюсь сказать, что нашей проблемой является не отсутствие работы, а неготовность браться за работу, требующую отдачи, усердия, послушания, изобретательности, честности, подотчетности.
Мы готовы выживать без работы, плакать и жаловаться, но не готовы «напрягаться». Мы готовы ждать «птицу счастья завтрашнего дня», чтобы было все и сразу. Мы мечтаем о многом и не замечаем доступного малого. Мы готовы обвинить всех, и Бога в том числе, в своих неудачах, даже не начав, даже не пытаясь сделать хоть что-то.
Притча Иисуса поощряет активность, верность, решительность, прилежание, творчество. Но это еще не все. К этому обычному для способных работников набору качеств добавляется нечто более важное – признание Божьего Господства в нашей жизни и следование Его призванию.
Что отличает христианина от просто хорошего человека? Он делает не просто хорошо, но отлично, потому что делает не как для людей, а как для Господа. Он видит высший смысл в своем занятии, познавая в своем труде Бога, преобразуя свой характер и делая лучше мир вокруг.
Труд – естественная и обязательная часть взрослой жизни, но также форма выполнение Божьего предназначения.
«Утром выходи сеять, да и вечером не давай отдыха рукам, ведь не знаешь ты, что на пользу – то или это, либо то и другое хорошо» (Эккл. 11:6), - учит ветхозаветный проповедник.
И новозаветный апостол во многом с ним солидаризуется: «Братья, именем Господа нашего Иисуса Христа мы требуем, чтобы вы держались подальше от всякого брата, который живет праздно и не следует завету, полученному от нас. Ведь вы сами знаете, как вы должны подражать нам. Потому что мы у вас не бездельничали, ни у кого куска хлеба даром не съели, день и ночь работали, не щадя сил, лишь бы кого из вас не обременить. И не потому что у нас нет такого права, а потому что мы хотели, чтобы вы брали с нас пример. Ведь еще тогда, когда мы были у вас, мы вам вот что приказывали: «Кто не хочет работать, тот пускай и не есть!». А теперь мы слышим, что у вас есть люди, которые бездельничают, работать не работают, а лезут, куда не просят. Этим людям мы приказываем и призываем их именем Господа Иисуса Христа спокойно работать и есть свой собственный хлеб» (2 Фес. 3:6-12).
Трудиться – это естественно для всех полноценных взрослых людей. Для «пользы», ради «куска хлеба».
Конечно, такое понимание способствует дисциплине, но мало вдохновляет. Нужно сказать больше: труд не только повинность, но и призвание.
Мартин Лютер использует новое слово «призвание» (beruf) в своем переводе Библии («Веруй Господу и пребывай в труде твоем» Сир. 11:20), чтобы сломать старое деление на обычное и духовное, святое и грешное, на церковное и мирское, потому что «В глазах Бога нет труда благородного или презренного. Труды монахов и священников, какими бы тяжкими и святыми они ни были, ни на йоту не отличаются в глазах Бога от трудов крестьянина в поле или женщины, работающей по хозяйству”.
Макс Вебер поясняет новведение Лютера так: “Совершенно очевидно, что в немецком слове «Beruf» и, быть может, в еще большей степени в английском «calling» наряду с другими мотивами звучит религиозный мотив — представление о поставленной Богом задаче. Следовательно, в понятии «Beruf» находит свое выражение тот центральный догмат всех протестантских исповеданий.., который единственным средством стать угодным Богу считает не пренебрежение мирской нравственностью с высот монашеской аскезы, а исключительно выполнение мирских обязанностей так, как они определяются для каждого человека его местом в жизни; тем самым эти обязанности становятся для человека его «призванием».
Когда труд воспринимается как призвание, он становится формой служения Богу. «Что бы вы ни делали, трудитесь от всей души – как если бы это было для Господа, а не для людей. Ведь вы знаете, что Господь даст вам в награду наследие. Ваш Господин – Христос, вы служите Ему» (Кол. 3:23-24).
А также формой свидетельства о Боге окружающим людям: «Пусть так же светит свет ваш среди людей, чтобы они видели ваши добрые дела и прославляли вашего Небесного Отца» (Матф. 5:16).
Разумеется, нам платят деньги не за то, чтобы мы говорили в рабочее время о Боге, отложив свои прямые обязанности. Если мы не выполняем рабочие обязанности и при этом свидетельствуем о вере, мы крадем деньги у работодателя и компрометируем своего Бога. Но мы можем говорить о Боге, поклоняться Ему и познавать Его в своем труде и своим трудом.
Труд – форма сотрудничества с Богом, творческого подражания Ему, познания Его. «И сказал Бог: «Создадим человека – Наш образ и Наше подобие – чтобы он господствовал над рыбами морскими, и над птицами небесными, и над скотом, и над всею землею, и над всею живностью, которая снует по земле… В Эдеме, на Востоке, Господь Бог насадил сад и поселил в нем человека, которого создал… чтобы он возделывал этот сад и берег его» (Быт. 1:26, 2:8,15).
Человек работал в саду, и там же, в прохладе деревьев общался с Богом. В труде воплощался замысел Бога о человеке, в общении – прояснялся.
В праздности человек потерялся потерял свой рай. Мы уже не в Эдемском саду и работаем отнюдь не в радость. Мы несем на себе проклятие Адамово.
Труд стал проклятием, но также освобождением от проклятия. «Ныне проклята из-за тебя земля: в муках будешь ее плоды добывать, день за днем, всю твою жизнь. Колючки и репей она тебе произрастит, полевою травою питаться будешь и в поте лица добывать свой хлеб… И Господь Бог изгнал человека из Эдемского сада» (Быт. 3:17-18, 23). Все это подтверждается и в нашем нынешнем опыте.
Но есть отличие – мы живем в новую эру, после рождества Христова. Мы не только Адамовы, но и Христовы. Пришла не только смерть, но и жизнь явилась нам.
Если мы трудимся как для Господа, а не только живота ради, то в этом труде находим освобождение от проклятия, обретаем себя и свое призвание в послушании Богу и служении Ему.
В Адаме все умирают, во Христе все оживут. Отмучился – говорят о тех, кто умер. Отработал свое – о тех, кто ушел на пенсию. Мы ждем покоя, не думая, что пенсия – первый шаг к смерти. Без труда жизнь заканчивается.
Нам нужно думать не об избавлении от труда, но об избавлении от проклятия. В Адаме мы мучились и отмучились. Во Христе можем радоваться и трудиться в радости. Вечность не будет похожа на пенсию, она будет началом новой жизни без конца.
Чем мы будем заниматься в вечности? Играть на арфах – скажите вы. Играть на арфах не так просто, это труд – подскажут музыканты. Так что мы будем трудиться, но радостно и творчески, наполняя вечность новыми звуками, созидая вместе с Творцом и Господом новую землю и новое небо.
Христос освобождает от Адамова проклятия, и эта радостная весть достойна того, чтобы быть проповеданной не только в церкви для избранных, но и для всех миллиардов трудящихся и «труждающихся» (Матф. 11:28).
М.Черенков